Недавние вирусы-вымогатели создали головные боли и заголовки, но также замаскировали большую кибер-проблему: хаос и нарушения в Интернете. Ранее на этой неделе, была организована неправительственная программа «Альянс за обеспечение демократии» для расследования российского кибер-вмешательства, возглавляемая бывшими сотрудниками национальной безопасности США.

Сообщает инфоцентр Война в Украине со ссылкой на sprotyv.info

Все предыдущие кибер-инциденты были сосредоточены на сборе информации, проникновении в чужие сети или целенаправленных ударах, чтобы саботировать определенные организации. То, что мы видим сейчас, — это разрушительные кибер-действия с очевидными целями, нарушением нормальных систем коммуникаций и демонстрацией нестабильности западных демократических моделей.

Цифровая война сделала новый поворот. Пришло время задуматься

Цифровая война сделала новый поворот. Пришло время задуматься

 




Выкуп не является проблемой

Ряд аналитиков описал инцидент с вирусами «Petya / NotPetya» в июне и WannaCry в мае, как атаки вымогателей, направленные на получение как можно большего количества биткоинов. Но наш анализ кибер-инцидента подчеркивает, что события, связанные с выкупом, часто стратегически больше мотивированы на послании сигнала предупреждения, чем банальное вымогательство. Также одной из основных задач является ограниченное уничтожение систем управления и коммуникаций с помощью вредоносных программ.

В своей работе представители «Альянса за обеспечение демократии» классифицируют эти действия как кибер-сбои: использование вредоносных программ и блокирование работы сайтов в качестве формы принудительных переговоров. Соперничающие государства используют кибер-операции, чтобы отправлять соответствующие сигналы друг другу. Кибер-операции — это форма политической войны 21-го века.

Северная Корея и Россия являются вероятными виновниками этих нападений. Какова их мотивация, помимо фактора хаоса? Для России атака вируса «Petya» могла бы стать средством поощрения восприятия Украины как несостоявшегося государства — точки зрения, которая согласуется с интересами России.

Кибер-операции усиливают эффект психологической войны. Скорее всего, целью Северной Кореи была попытка вызвать общий хаос в западных системах, продемонстрировать свои возможности и силу, а также показать способность эскалации в любом будущем кризисе.

Это новая эра кибер-конфликтов

Эта волна кибер-сбоев подчеркивает эволюционирующую стратегическую логику. Конкурентные взаимодействия в цифровой области развивались с раннего периода кибер-исследований и тестирования (1980-2001) до более стабильного периода кибер-ограничений (2001-2016 гг.). С навязчивыми попытками России подорвать американскую электоральную инфраструктуру и усилить заговорщические темы через средства массовой информации США, мы вступили в новую эру конфликтов.

Стратегическая задача цифровых войн в настоящее время перешла от политики сдержанности к нарушениям и постоянным преследованиям противника, посылающие определенные сигналы и показывающие потенциальную угрозу эскалации конфликта. Российские хакеры нацелились на учреждения США, скорее всего, надеясь получить рычаги, прежде чем вступать в сложные переговоры вокруг санкций, по вопросам Украины и Сирии.

Хотя нам еще предстоит увидеть крайности кибервойны, большая опасность с 2016 года заключается в том, что государства такие, как Россия и Северная Корея, используют кибер-стратегии, как форму политической войны. Эти нападения создают хаос, который бросает вызов существующему международному порядку и основным институтам (торговля, медицина, транспорт, проведение выборов), которые представляют собой основы западных обществ.

Почему цифровые войны в приоритете?

Государства поняли, что кибер-операции предлагают механизм 21-го века для проведения старомодных скрытых действий и психологической войны без значительного страха быть раскрытым. Российское кибер-вмешательство за последние два года в основном оставалось безнаказанным. Вместо этого Соединенные Штаты полагались на скрытое принуждение России для предотвращения эскалации.

Кибер-стратегии теперь стали косвенными формами принуждения, призванными ослабить решимость противника и создать неопределенность, а также подорвать альянсы или вбить клинья раздора в политические союзы. Все большее число государств использует кибер-атаки для ведения психологической войны и использование краденой информации с пропагандистскими целями.

В дополнение к пропаганде, государства используют кибер-операции, чтобы влиять на выборы и проводить операции по разрушению. Российское вмешательство в выборы западных государств стало настолько распространенным, что в настоящее время ожидается очередная атака на Германию. Но вместо того, чтобы просто нарушать процесс проведения выборов, Россия теперь, похоже, использует кибер шпионаж и пропаганду для создания более крупных кризисов.

Соперничающие государства используют киберпространство для проведения политических войн. Вот недавние примеры:

1) Новая группа хакеров под названием Global Leaks, которая является одним из подразделений о российских военных хакеров, входящих в группу DC Leaks, опубликовала электронные письма посла Объединенных Арабских Эмиратов в США в июне, вызывав напряженность среди союзников Персидского залива, предлагая выравнивание отношений между ОАЭ и Израиль.

2) В мае Вьетнам тайно опубликовал стенограммы переговоров Дональда Трампа с президентом Филиппин Родриго Дутерте, чтобы сорвать налаживания отношений. Более тесные связи между Китаем, Филиппинами и Соединенными Штатами являются проблематичными для других членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии, надеющихся действовать в консенсусе и предотвращать вмешательства со стороны Китая. Таким образом, кибер-операции стали полезным инструментом для нарушения этих развивающихся отношений.

3) На Ближнем Востоке кибер-операции подрывают союзы и изолируют участников. В июне российские хакеры, используя государственное информационное агентство Катара, опубликовали поддельную информацию о позитивном отношении эмира Катара к Хамасу и Ирану. Тем самым, возможно, спровоцировали первый международный онлайн-кризис. Эти шаги вновь вызвали давний спор на Ближнем Востоке.

Эмбарго и исключение Катара из Совета сотрудничества стран Персидского залива демонстрируют, как кибер-операции могут влиять на серьезные дипломатические последствия. Россия манипулировала всем регионом Персидского залива, чтобы отвернуться от Катара, вкидывая истории, которые собирают саудовские информационные агентства. Это привело к каскадному дипломатическому кризису. Саудовская Аравия разорвала отношения с Катаром. Бахрейн, Египет, Иордания и ОАЭ быстро последовали этому примеру.

Все эти примеры свидетельствуют о новом характере кибер конфликтов.

Похоже, что сейчас Россия использует Украину как площадку для развития стратегий кибервойны. Она демонстрирует свою способность нарушать веру в государственные учреждения. Сегодняшняя неопределённость в вопросах борьбы с киберпреступностью вызывает хаос и подрывает наше доверие к открытой архитектуре Интернета и рискует нанести ущерб стабильности, присущей на сегодняшний день.

Ранее сообщалось:

Тревожный сценарий для Украины

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья Понравилась статья - жмите



НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Также Инфоцентр "Война в Украине!" сообщает: